بررسی نظامی

Параллельно Западу

10
Индия и Китай координируют поиски своего места в многополярном мире

Что связывает и что разделяет сегодня двух ключевых для России членов БРИКС, которых Евгений Примаков называл основополагающими участниками будущего многополярного мира наряду с Россией?

Речь не об داستان их отношений, насчитывающей тысячелетия, а о нынешнем дне, тем более важном, что наличие взаимных интересов Нью-Дели и Пекина, главного регионального союзника исконного противника Индии – Пакистана, не исключает проблем между ними, в том числе в Юго-Восточной Азии и по индо-китайской границе.

Первый визит в КНР на высшем уровне нанес в бытность свою премьер-министром Индии Раджив Ганди. Его преемники расширили отношения двух стран. Нарасимха Рао подписал «Соглашение о поддержке мира и спокойствия у линии контроля вдоль китайско-индийской границы», а Атал Бихари Ваджпаи – «Заявление о принципах взаимодействия». В 2005 году Индия и КНР скрепили подписями «Стратегическое сотрудничество для мира и процветания». И на этой базе начали перестраивать двусторонние отношения, стараясь избегать прямых военных столкновений.

Экономика и общие задачи


Современный период является, пожалуй, наиболее значимым. Он завязан на личности лидеров обеих стран. В частности, в ходе визита Си Цзиньпина в Индию 17–19 сентября 2014 года были подписаны три меморандума о взаимопонимании и 12 важных соглашений. Бизнесмены двух стран заключили соглашения на 3,4 миллиарда долларов. Была достигнута договоренность об увеличении товарообмена до 100 миллиардов долларов к 2015 году.

Китай в настоящее время является главным торговым партнером Индии. Их торговый оборот в 2013-м – 65,5 миллиарда долларов (по сравнению с 1 млрд в 2001–2002-м). Он не в пользу Индии, дефицит – 40,8 миллиарда, и ее задача – выравнивание торгового баланса, увеличение инвестиций из КНР. Пекин обещал Нью-Дели допустить на свой рынок фармацевтические товары и компьютерные технологии. При этом прямые инвестиции Китая в Индию не превышают 400 миллионов долларов.

Одна из внешнеполитических задач индийского премьер-министра Нарендра Моди – установить эффективный экономический диалог с КНР. В ходе визита в июне 2015 года он посетил Сиань, Пекин и Шанхай. Характерно, что Сиань – родина Си Цзиньпина и центр китайско-индийской торговли в эпоху династии Тан. Председатель ЦК КПК впервые встретил премьер-министра Индии не в Пекине, что подчеркнуло их личные отношения. Моди посетил совместные образовательные центры в университетах КНР (Цинхуа в Пекине и Фуданьский в Шанхае), а также зарегистрировался в китайской социальной сети Sina Weibo.

Моди публично объявил, что «хочет отправить политические вопросы территориальных притязаний в корзину истории». Си Цзиньпин в свою очередь рассчитывает, что он может согласиться на отказ от поддержки тибетских сепаратистов – в ответ Пекин готов проявить гибкость в решении пограничных споров. Вследствие этого на поездку Моди на спорные территории в Гималаях в Китае не отреагировали, хотя визиты туда всех прежних индийских премьеров вызывали резкую реакцию МИДа КНР.

Общими задачами Индии и Китая являются борьба с организованной преступностью и террористическими группировками Rohingya Solidarity Organization (RSO), близкой к пакистанской «Хизбут-Муджахеддин», и Arakan Rohingya National Organization (ARNO), которую поддерживают «Джамаат-аль-Исламия» и «Аль-Каида», мешающими постройке транспортного коридора (нефте- и газопровод, авто- и железная дороги) от Мьянмы до столицы Юньнаня – Куньмина, являющегося частью проекта «Морской шелковый путь».

Следует отметить, что Пекин намерен вложить в «Новый» и «Морской шелковый путь» около 89 миллиардов долларов, в том числе выделив 40 миллиардов на транспортную инфраструктуру Бангладеш, Индии и Мьянмы. Индия в лице премьер-министра Моди связывает с этим возможность реализации давних планов постройки высокоскоростной ж/д магистрали Нью-Дели – Мумбай – Ченнай – Калькутта.

Обе страны зависят от поставок нефти и газа извне и нуждаются в безопасных маршрутах транспортировки. Кроме того, для Индии важны безопасные маршруты транспортировки продукции ее промышленности на рынки Азии и Африки. Сотрудничество с Пекином помогает в этом Нью-Дели, так как Китай реализует ряд инфраструктурных проектов в этих регионах. С учетом китайского опыта потенциально возможна прокладка железной дороги из Индии через КНР в Россию с выходом на экономическое пространство Евросоюза, а также в страны Средней Азии. Альтернативные маршруты через Пакистан и Афганистан не слишком реальны.

Нарендра Моди и премьер Госсовета КНР Ли Кэцян подписали соглашения, по которым в течение пяти лет Китай инвестирует в Индию 20 миллиардов долларов, что более чем вдвое меньше вложений КНР в Пакистан (45 млрд долл.), но для Индии и эти средства важны для развития сельского хозяйства, пищепрома, IT-технологий. Китай и Индия в БРИКС, Группе BASIC и G20 взаимодействуют по ряду направлений – саммит БРИКС в Уфе закрепил и углубил это сотрудничество.

Противоречия и конфликты


В то же время противоречия между Индией и Китаем не разрешены и имеют давнюю историю. Дипломатические отношения Индии и КНР, установленные еще в середине ХХ века, на протяжении десятилетий были нестабильны из-за противостояния в провинциях Аруначал-Прадеш и Аксай Чин. Китай до настоящего времени претендует на 35 тысяч квадратных миль штата Аруначал-Прадеш, а Индия считает своими 15 тысяч квадратных миль плато Аксай Чин в штате Джамму и Кашмир. Пограничный конфликт 1962 года и улучшение китайско-пакистанских отношений в начале 70-х привели к замораживанию отношений Дели и Пекина до 1976 года.

Параллельно ЗападуВ настоящее время конфликт интересов сохраняется по целому ряду направлений: до сих пор не разрешены территориальная проблема в Гималаях, разногласия по трансграничным водным ресурсам, тибетскому вопросу и визовому режиму. Население и влиятельные группы элиты Индии считают Китай второй после Пакистана угрозой для страны. Столкновение их интересов идет и в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В частности, Китай полагает незаконным соглашение Индии и Вьетнама о совместном бурении нефти в районе Парасельских островов. Индия, укрепляющая с Вьетнамом военное сотрудничество, отрицает притязания Пекина на эти территории. Конкурировать с КНР Индия, ВНП которой составляет менее четверти китайского, не может, избегая столкновения с ним, но расширение влияния Пекина на Шри-Ланку и Мальдивские острова, планы развития океанского ناوگان и создание «Нити жемчуга» – цепи баз ВМФ НОАК в Индийском океане беспокоят ее настолько, чтобы предпринимать ответные меры.

Размещение Китаем станций радиоэлектронной разведки в Бангладеш (три на материке и столько же на островах), создание сети пунктов материально-технического обеспечения и базирования ВМФ НОАК в Индийском океане и проводимая гидроакустическая разведка акватории Андаманского моря представляют потенциальную угрозу для Индии. Ее контрразведка регулярно фиксирует на военно-морских базах соседней Мьянмы китайских военных инструкторов и инженеров, ведущих в регионе разведывательную деятельность под видом рыбаков.

Нью-Дели полагает угрозой национальной безопасности регулярные заходы подразделений КНР на территорию штата Аксай Чин (в 2013–2014-м они пять раз пересекали границу) и их деятельность в Тибете. В ответ Индия увеличила численность горных подразделений, разработав новую тактику действий «вертолет-артиллерия-пехотинец». Реализовать ее помогает центр подготовки горнострелковых подразделений (по мнению ряда специалистов, лучший в мире), однако нужные для этого вертолеты СН-47 и орудия М-777 необходимо закупать у США, а финансирование отложено из-за дефицита средств.

Переговоры на тему урегулирования территориальных споров и демаркации границы протяженностью около 4000 километров ведутся несколько десятилетий. Особенно конфликтно высокогорное плато Ладакх. Так, в сентябре 2014 года непосредственно во время визита в Индию Си Цзиньпина китайский воинский контингент от 500 до 1000 человек углубился на 30 километров на сопредельную территорию, оспариваемую Пекином. Как следствие Индия получила повод для развертывания на границе с КНР корпуса горных войск (до 50 тысяч человек) и развития там необходимой инфраструктуры.

Помимо прочего Нью-Дели беспокоит передача Пекином ядерных технологий Пакистану и подход КНР к атомной программе Ирана. Моди пытается сблизить позиции Индии и Китая по данным вопросам, поддерживая диалог с Тегераном и наращивая его с Исламабадом. Показательно, что в уфимском саммите БРИКС и ШОС наряду с лидерами Индии и Китая участвовали премьер-министр Пакистана и президент Ирана.

Проблема Тибета и Далай-Лама


Следует отметить, что лидер буддизма, лауреат Нобелевской премии мира 1989 года Далай-Лама XIV – одна из проблем в отношениях Индии и Китая. Хотя в 2011-м он отошел от светской деятельности, оставив пост главы «Тибетского правительства в изгнании», его влияние не уменьшилось. Де-факто речь идет о статусе Тибета. Хотя формально с 2003 года проблемы нет: Нью-Дели признал Тибетский автономный район (ТАР) частью КНР, а Пекин в качестве ответного жеста согласился считать бывшее княжество Сикким территорией Индии.

Напомним, что Тибет был занят армией КНР в 50-х. В марте 1959 года там вспыхнуло антикитайское восстание. Ввод частей НОАК в Тибет вызвал волну беженцев в Индию, среди которых был и Далай-Лама XIV, поселившийся в историческом монастыре в Таванге. Число тибетских беженцев в Индии составляет около ста тысяч человек. Большая часть их, а также «парламент и правительство в изгнании» и резиденция Далай-Ламы XIV располагаются в Дхарамсале на севере страны.

Индийская элита признает, что присутствие в стране тибетских беженцев, их органов власти и духовного лидера создает для страны проблемы в отношениях с КНР, однако важно как рычаг давления и противовес пакистанской политике Пекина, хотя Нью-Дели этим почти не пользуется. Так, в 2008-м Индия гарантировала, что протесты тибетцев против проведения в столице КНР летней Олимпиады не выйдут за приемлемые пределы. И все же, несмотря на позицию по принадлежности ТАР Китаю, «тибетская проблема» как таковая никуда не делась и в будущем вполне может быть активизирована, в том числе третьими странами (США), где Далай-Лама XIV пользуется популярностью. Не учитывать этого Пекин не может.

Сближение с Японией


Потенциальные угрозы со стороны КНР действующее правительство Индии нивелирует, развивая отношения с Японией. Эта страна, как и Россия, не упоминается в «высших приоритетах» индийской внешней политики, но Моди был в Японии в 2007 и 2012-м, заключив соглашения о сотрудничестве от имени штата Гуджарат (см. «Ход слоном»). Он одним из первых поздравил С. Абэ с возвращением на пост премьер-министра Японии. После собственной инаугурации индийский лидер заявил, что у него «превосходный опыт работы с Японией».

Знаковым стал официальный визит Моди в Японию в сентябре 2014-го, подтвердивший особый характер индо-японских отношений. Тогда Моди критиковал страны с «экспансионистским типом мышления», открыто намекая на политику КНР в Южно-Китайском море. Официальный Токио обещал Индии 33,6 миллиарда долларов в виде кредитов и инвестиций.

Деловое сотрудничество с Японией, по мнению Моди, помогает укреплению его позиций на переговорах с Китаем. Но сближаясь с соперниками Пекина в АТР из-за общей для них опасности модернизации НОАК и расширения ее присутствия в Индийском океане, непосредственно в антикитайский американо-японский альянс Индия не входит. В то же время не случайно именно Японии Нью-Дели предложил участвовать в создании логистической и транспортной военной инфраструктуры своей страны в оспариваемом КНР горном районе Ладакха.

Море споров


Южно-Китайское море (ЮКМ) – стратегический выход из Индийского в Тихий океан. Объем транзита нефти через него втрое выше, чем через Суэцкий канал, и удвоится к 2020 году. Шельф ЮКМ – источник крупных запасов углеводородов. Море стало зоной интересов ВМФ Индии в 2000-х в соответствии с заявленным в 1991 году курсом «Смотри на Восток». Следует отметить, что Япония, Южная Корея и страны АСЕАН поддержали ее намерение вступить в АТЭС и стать членом Совета Безопасности ООН. В 2010 году на форуме АСЕАН Индия была в числе 12 участников (из 27), которые поддержали позицию Соединенных Штатов по многостороннему подходу к решению спора в ЮКМ.

Китай выступает против этих инициатив и отрицательно оценил выраженное в 2011-м намерение Индии направить в ЮКМ группу эсминцев. В результате противоречий между Пекином и Нью-Дели по позиционированию в регионе Индия оказалась участницей спора Вьетнама и Китая. Соперничество двух держав из-за ресурсов возникало также в Мьянме, Центральной Азии и Латинской Америке. Если говорить о ЮКМ, 22 июля 2011 года индийский корабль «Эрават» во вьетнамских водах был остановлен для досмотра китайскими катерами. Спустя 11 месяцев инцидент повторился с индийским кораблем «Шивалик». Реагируя на эти недружественные жесты, глава МИДа Индии в Ханое в сентябре 2011-го заявил о продолжении работы индийской нефтегазовой компании ONGC на блоках 127 и 128 в бассейне Нам Кон Сон. А в октябре 2011 года Индия подписала повторное соглашение с Вьетнамом.

КНР в ноябре того же года ответила требованием о получении индийскими компаниями разрешения Пекина на разработку спорных участков, объявив 80 процентов ЮКМ территориальными водами Китая. Индия проигнорировала это, хотя в мае 2012-го ONGC вышла из проекта на одном из упомянутых участков, объяснив это экономическими причинами. Однако в июне Вьетнам продлил период разведки на другом участке и Индия дала на это согласие.

Одновременно Национальная офшорная нефтяная компания КНР (CNOOC) инициировала предоставление девяти блоков для иностранной разведки в водах Вьетнама, считая их китайскими. Пекин планирует с 2015 года добывать с месторождений в ЮКМ 15 миллиардов кубометров газа в год. Кроме того, с 1 января 2013-го Китай ввел новые правила досмотра иностранных кораблей в водах ЮКМ, которые полагает своей территорией.

از مهم ترین


Концепция Примакова о формировании многополярного мира реализуется на наших глазах с активным участием России. Этот мир, коллективные органы которого будут работать без доминирования в них западных институтов и даже без их участия, не означает ни отказа его членов от наработанных ими связей с Западом (и Индия, и Китай это демонстрируют), ни автоматического разрешения их противоречий в зонах пересечения национальных интересов. Хотя возникновение международных структур, в которых эти противоречия могут быть обсуждены и по возможности сглажены без обычного использования их в своих интересах Брюсселем или Вашингтоном, важно.

Участие Индии, Китая и России в БРИКС и ШОС не означает возникновения военного или политического альянса, направленного против Запада. Общие интересы этих стран в борьбе с исламистским терроризмом на собственной территории и в Центральной Азии не означают противостояния с организаторами и спонсорами радикальных военно-политических движений: Эр-Риядом, Дохой, Анкарой и Исламабадом.

Пакистан – стратегический партнер Китая. Саудовская Аравия и Катар имеют большое значение во внешней торговле и для Индии, и для КНР. Турция – крупнейший на Ближнем Востоке партнер России. Эти связи сохраняются, несмотря на опасность для Индии, КНР и РФ исламистского терроризма. Впрочем, позиционированию всех этих стран в качестве союзников и военно-политических партнеров Вашингтона роль кураторов организованного террористического мира, которую играют их спецслужбы, военный и политический истеблишмент, также не мешает.

Очевидно, что кооперация каждым из государств-участников расценивается по-разному и степень их заинтересованности в реализации различных направлений также разная. Так, в формировании банка и фонда развития БРИКС как перспективного финансово-инвестиционного инструмента заинтересованы все участники этой организации. В то же время формирование межпарламентской ассамблеи, продвигаемое Россией, вызвало негативную реакцию Индии и сдержанный интерес в других странах, что вряд ли позволит реализовать идею даже в среднесрочной перспективе.

Россия в многополярном мире не будет играть роль сверхдержавы (не считая ядерного потенциала) и не станет крупнейшим полюсом этого мира. Попытки использовать его в противостоянии с США обречены на провал. Однако само по себе укрепление позиций КНР, Индии и других участников БРИКС, ШОС, китайского проекта «Шелкового пути», евро-азиатского экономического пространства вследствие роста торгового оборота участников, снятия межгосударственных барьеров и формирования единой транспортной и энергетической инфраструктуры, что позволяет создать гигантский общий рынок, стратегически важно для России.

Можно констатировать, что отношения двух геополитических гигантов – Индии и Китая, в границах которых проживает почти половина населения планеты, далеки от идеала, но идут к нормализации куда быстрее, чем ранее. Столкновение их интересов не исключено, но прямое военное соперничество вряд ли возможно. По крайней мере избежать его стремятся и Нью-Дели, и Пекин, в том числе за счет расширения сотрудничества.
نویسنده:
منبع اصلی:
http://vpk-news.ru/articles/26186
10 نظرات
اعلامیه

در کانال تلگرام ما مشترک شوید، به طور منظم اطلاعات اضافی در مورد عملیات ویژه در اوکراین، حجم زیادی از اطلاعات، فیلم ها، چیزی که در سایت قرار نمی گیرد: https://t.me/topwar_official

اطلاعات
خواننده گرامی، برای اظهار نظر در مورد یک نشریه، باید وارد شدن.
  1. چریک شیطانی
    چریک شیطانی 24 جولای 2015 04:58
    +1
    Лучше перпендикулярно بله . Европе. Шоб пополам её нафиг! am
    А Е. Сатановский - умница! hi
    1. صفر
      صفر 24 جولای 2015 06:18
      +5
      نقل قول: پارتیزان شیطانی
      А Е. Сатановский - умница!


      Ещё бы президент независимого научного центра «Институт Ближнего Востока» не владел информацией.
      А во всём остальном патриот Израиля, президент Российского еврейского конгресса вряд ли несёт "доброе и вечное" для России и народа Русского. Слишком разные перспективные цели.
      К сожалению сейчас возможностей для реализации этих целей у Сатановских значительно больше.
      1. تالگات
        تالگات 25 جولای 2015 18:34
        +1
        вообще не надо слушать всех этих сатановских, овских и т д

        Они не русские и не буряты и не и не монголы - ничего хорошего нам не скажут
  2. پوپولیست
    پوپولیست 24 جولای 2015 06:05
    0
    Россия в многополярном мире не будет играть роль сверхдержавы

    اوه واقعا؟
    Россия в многополярном мире не будет играть роль сверхдержавы (не считая ядерного потенциала)

    چگونه است؟
    Россия в многополярном мире не будет играть роль сверхдержавы (не считая ядерного потенциала) и не станет крупнейшим полюсом этого мира

    Провидец, однако.
    Россия в многополярном мире не будет играть роль сверхдержавы (не считая ядерного потенциала) и не станет крупнейшим полюсом этого мира. Попытки использовать его в противостоянии с США обречены на провал

    و در مورد چیست؟
    И дважды провидец!
    1. کولاک
      کولاک 24 جولای 2015 06:35
      0
      Цитаты "народника" подтверждают, русские не хотят и не могут остаться в стороне от утверждения более справедливого мира на планете. Русские не будут сидеть за спинами и ждать пока уставшие противники выронят плод противоборства, чтобы его подобрать. Всё это для русских - противоестественно. "Иду на вы!" - испокон веков выражает характер народа, открытого в дружбе и вражде.
      1. dmb
        dmb 24 جولای 2015 09:39
        +1
        Извините, но статья безусловно умного Сатановского и Ваш комментарий вызывают у меня только один вопрос из мультфильма "Пластилиновая ворона"- "А дальше?". Что Вы вкладывает в понятие более справедливого мира на планете?
  3. کنترل
    کنترل 24 جولای 2015 09:02
    0
    Интересно, опять всё "меряем деньгами"! А как же быть с "уникальными исключениями", число которых исчисляется десятками и сотнями тысяч, как-то: - бескорыстная и безвозмездная помощь, самопожертвование, не нормируемый никакими калькуляциями труд для страны - родины!, для людей - с тобою лично даже незнакомых?...когда солдат в войне побеждает врага, когда кончаются боеприпасы, при отсутствии "поддержки с воздуха" и "артподготовки" с авианосцев?...Это называется "дух", или по модно-современному - менталитет (с уточнением - какой именно)! США им никогда не блистали, разве что в Голливуде...
  4. akudr48
    akudr48 24 جولای 2015 14:16
    0
    Улучшение взаимодействия в паре Китай - Индия работает на интересы России.

    Улучшение взаимодействия в парах США- Китай и США - Индия работает против интересов России.

    Пока Россия выглядит на внешнеполитическом ринге из-за очень скромных экономических параметров как в лучшем случае, полутяж, по сравнению с тяжеловесами США- Китай - Индия, компенсируя свои финансово-экономические слабости определенной инновацией в международных делах, например, воссоединяясь с Крымом.

    Но надо расти как современная технологическая держава, и действовать не как продавец Богом данного сырья, а как самодостаточная страна, слабо зависимая от мировой конъюнктуры, в режиме авторкии.

    Китай и Индия в рамках БРИКС помогут такому становлению.

    Лишь бы свои "эффективные менеджеры", клятые либералы, воры и жулики не подкосили страну и народ.
  5. LCA
    LCA 24 جولای 2015 19:27
    0
    Страны Русской цивилизации и страны других цивилизаций, которые тяготеют к ней, показали, что они готовы дружить и сотрудничать с Россией — но многое теперь зависит от самой России: её народов и её руководства.

    Россия должна выполнить свою историческую миссию и предложить всему миру Идею глобальной значимости, альтернативную библейской концепции.

    Библейская концепция в наши дни предполагает в своём развитии применительно к общественному устройству три стратегии:

    • стратегию псевдосоциализма (строился в СССР, строится на Кубе, в Китае, Вьетнаме или в странах типа Швеции, хотя идеологическое обеспечение в каждой из них своё),

    • стратегию буржуазного либерализма под патронажем псевдосамодержавия на основе ограниченного конституцией института монархии (Англия, Испания, Голландия и др.) либо республики — парламентской (Италия, Германия, Израиль) или президентской (США, Франция),

    • стратегию национал-вождизма (по типу гитлеровского третьего рейха или северо- корейского государства — де-факто наследственно-монархического), которой соответствует некая кастово-кланово иерархическая организация общества.

    Многонациональная цивилизация Руси уже сделала свой выбор и проводит его в жизнь. Одним из знаков этого стало утверждение Президентом РФ Владимиром Путиным 20 ноября 2013 года Концепции общественной безопасности (http://kremlin.ru/acts/news/19653).

    به منظور تضمین آینده روشن صلح آمیز، دولت روسیه باید حامل ایده ای با اهمیت جهانی شود که بتواند آن را آشکارا در خارج از مرزهای خود تبلیغ کند تا در حضور ایده ای که از روسیه می آید، هرگونه ایده نادرستی از بین برود. و هر چیز عاقل می تواند در این ایده ادغام شود و مردم در سراسر جهان می توانند به آن بپیوندند، ایده را توسعه دهند و زندگی خود را بر اساس آن بنا کنند.

    و شایستگی روسیه (تمدن روسیه) این است که ما برای اولین بار در جهان، مدیریت جهانی شدن را بر اساس خودسری اخلاقی، طبق خدا - BER (مفهوم امنیت عمومی) پیشنهاد کردیم.

    این پاسخ پوتین به این سوال است: چرا یادگیری زبان روسی ضروری است.
  6. عادی باشه
    عادی باشه 25 جولای 2015 17:25
    0
    Один пример того как Китай использует ситуацию между Россией и Украиной: http://www.washingtonpost.com/blogs/monkey-cage/wp/2015/07/24/hey-putin-have-you
    -seen-how-much-china-is-investing-in-ukraine/
    Это источник. Кому лень читать, коротко расскажу: Китай использует трудное положение в котором находится Россия, чтобы играя на политической лояльности по максимуму хапнуть ресурсов и технологий. В это же время Китай стал одним из главных инвесторов в сельское хозяйство Украины!!! Так за прошедший год торговля сельхозпродукцией между Украиной и Китаем выросла на 56%!!! Например Украина стала экспортёром №1 для Китая по кукурузе. И это при том, что ещё несколько лет назад США были эксклюзивным поставщиком кукурузы в Китай. Вот так Китай дружит с Россией: "ничего личного, только бизнес".